• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тонкие ноги ломких женщин, чьи-то цветные взгляды (список заголовков)
17:28 

...

Каждый день кто-то прилепляет к ее окну
Мир, похожий на старый выцветший полароид
С места взрыва – и тот, кто клялся ей, что прикроет,
Оставляет и оставляет ее одну.

Вера Полозкова

@темы: Тонкие ноги ломких женщин, чьи-то цветные взгляды, Самба белого мотылька

URL
06:12 

Je suis malade.



Это произошло в Олимпии, 4 апреля 1981 г. Когда раздались знакомые аккорды Je suis malade, он поерзал в кресле и, поставив руку на подлокотник, подпер большим пальцем подбородок. Концертное исполнение этой песни он видел и слышал не первый раз, и оно нравилось гораздо меньше студийной записи, той, что на пластинке. Небезосновательно он полагал, что в записи все ровнее, и во всем соблюдена мера – песня как бы нарисована скупыми, но точными мазками. И эта сдержанность производила на него колоссальное впечатление, особенно в конце. Концертное исполнение он тоже давно выучил наизусть, да оно особо и не менялось за все восемь лет, будучи отработано до мелочей. И в нем было, по его мнению, слишком много показных эмоций и явной театральщины. Эти причитания в последнем припеве, переходящие в хриплый крик, выглядели несколько через меру. Мастерство, как известно, на пропивается и не прокуривается, она все делала, конечно, правильно, но он ей почему-то не верил. Не верил, потому что чувствовал, что она, как артист, просто делает свою работу, пусть и очень хорошо. Пока он думал об этом, начался второй куплет.

Comme à un rocher, comme à un péché
Je suis accroché…

Здесь она обычно правой рукой сжимала на бедре ткань платья, а потом откидывала руку, указывая пальцем в сторону и назад. Второй ряд по центру позволял отлично видеть этот жест. Вдруг он почувствовал легкий холодок внутри. Все было тем же самым – поза, лицо, слова. Но что-то неуловимо, но ощутимо стало другим. Ее правая рука, комкая ткань, сжалась, схватив платье так, как хватает ртом воздух задыхающийся человек. Левая, виновато перебирая пальцами, коснулась правой. А лицо…

…à toi
Je suis fatigué je suis épuisé

Лицо и фигура принадлежали, казалось, страшно больной и опустошенной женщине. Глаз видно не было, взгляд будто спрятан внутрь. И голос. В этом знакомом и таком любимым голосе на этот раз было столько неподдельного горя, что он вжался в кресло и с ужасом смотрел, что будет дальше.

De faire semblant d'être heureuse
quand ils sont là

Ожидаемый и такой неожиданный выброс правой руки назад. И это

quand ils sont là

не спетое, а как будто выдавленное.

Je bois toutes les nuits mais tous les whiskies
Pour moi on le même goût
Et tous les bateaux portent ton drapeau

Она подняла взгляд, и сколько в нем было боли! А далее – запела все громче, по нарастающей

Je ne sais plus où aller tu es partout
Je suis malade complètement malade
Je verse mon sang dans ton corps
Et je suis comme un oiseau mort quand toi tu dors

Он слышал плач и мольбу о помощи. В мозгу пронеслась мысль, что, да, сегодня она в ударе, выкладывается на полную, сегодня я готов поверить ее игре на все сто. Блеск! И как контрастировала ее горькая игра-пение с приторной подпевкой жиденького бэк-вокала! Она вытянула руки вперед, сжала кулаки и

Je suis malade parfaitement malade
Tu m'as privé de tous mes chants
Tu m'as vidé de tous mes mots
Pourtant moi…

кулаки раскрылись, и ладони, как последняя защита, прижались к груди. И тут … тут оркестр всегда ждал ее, но сейчас пауза казалась фантастически бесконечной. Она стояла, словно перед расстрелом, прижав ладони к груди, и не тянула, нет, а проживала эту паузу. Всего лишь несколько секунд тишины, но за это время напряжение достигло такой силы, что у него зашевелились волосы.

j'avais du talent

упавшим голосом она наконец-то прервала бесконечность ожидания

avant ta peau

в микрофон выходило великое человеческое горе

Cet amour me tue si ça continue
Je crèverai seul avec moi
Près de ma radio comme un gosse idiot
Ecoutant ma propre voix qui chantera

Здесь она всегда подносила руки к лицу и пела тихим и дрожащим, будто от плача, голосом. Раньше он с трудом переваривал это театральное место. Но сейчас она в отчаянии просто закрыла лицо ладонями и уже не пела, а плакала

Je suis malade complètement malade
Comme quand ma mère sortait le soir
Et qu'elle me laissait seul avec…

Она схватилась руками за голову. «Так вот как это должно было быть исполнено!» - подумалось ему, - «Сейчас откинет руками волосы назад»

mon désespoir je suis malade
C'est ça

Волосы назад, руки в стороны - сделала то, что всегда, но не ТАК, КАК ВСЕГДА. Дрожащие, разведенные до предела пальцы рук – да у нее какое-то нечеловеческое напряжение, она и вправду больна!

je suis malade
Tu m'as privé de tous mes chants
Tu m'as vidé de tous mes mots
Et j'ai le cœur complètement …

О, как же ей далось это j'ai le cœur complètement! Как она замотала головой и вся затряслась при этом! Из нее выходили не слова, а хрип, хрип не просто больной, а израненной и искалеченной души.

malade
Cerné de barricades

И это выхрипленное de barricades – как нож в сердце одновременно с ударом кулака в грудь. От груди рука - вперед, знаменитая указка пальцем в зал, и финал

T'entends
je suis malade

Дрожащая рука вверх и к груди, голова откинута назад в профиль к залу, глаза закрыты. Шквал аплодисментов обрушился, когда она еще допевала. А он, он не мог аплодировать. Вцепившись пальцами в подлокотники кресла, он во все глаза смотрел на нее. Сейчас, сейчас она откроет свои грустные глаза, застенчиво улыбнется, пошлет залу воздушный поцелуй, и можно будет хлопать и кричать «Браво!». Но она стояла, не двигаясь. Через несколько долгих секунд судорожный глоток прошел по ее горлу, не открывая глаз, она медленно присела и необычайно низко поклонилась залу. И только тут он до конца осознал, что сегодня она не играла. Эта женщина в шикарном платье только что выложила перед всеми свою обнаженную израненную душу. Она не пропела, а прожила эту песню. И это было страшно видеть – ощущение, будто она содрала кожу и с себя и с него. Зал ревел от восторга, а он никак не мог взять в толк, чего так радуется эта толпа. Да разве они не видели? Или не поняли? Разве после ТАКОГО можно хлопать в ладоши, кричать и топать ногами? Хотелось спрятаться и остаться одному со своей душой. Как после 6-й симфонии Чайковского. Но толпа видела только своего обожаемого кумира в лучах софитов и не замечала, что на сцене стоит одинокая, глубоко несчастная, немолодая, больная и гениальная женщина с содранной с ног до головы кожей.

Исполнение Лары Фабиан. С русскими субтитрами.


@темы: Тонкие ноги ломких женщин, чьи-то цветные взгляды

07:39 

Безымянная.

Она сидела у подруги. Перед ней стояли стакан, пепельница и полная тарелка хрустальных подвесок от люстры: подруга делала уборку. Сквозь призму похмелья всё выглядкло незнакомым. Даже сама речь звучала словно из под воды. Подруга спросила:
— А о чём вы с ним разговаривали.
— Не знаю. Не могу сказать. Было всё равно. Мы просто перетекали друг в друга.

Анахата, вдруг подумала она. Единственная чакра, которую я знаю по имени. Это было как сгустки тумана, как маленькие воздушные вихри, как струйки дыма, выходящие и входящие из одного сердца в другое.

— Может быть ты влюблена?— спросила подруга.
— Нет.
— Ты так точно различаешь состояния?
— А кто же их не различает.

Она была такой искушенной во всём, что только может произойти между мужчиной и женщиной. Она знала любовь взаимную и безответную,глубокую, возвышенную, слепую, яростную, болезненную, мертворожденную. Любовь, которая вспыхивает от одного взгляда, и любовь, зреющую годами. Преображающую, бесплодную, тайную, сокрушительную, обречённую.Любовь, похожую на сливочный пломбир, и любовь, похожую на зёрна граната. Она жила любовью, внушая её, отнимая, даря, занимаясь ею,разыскивая её, завоёвывая, растаптывая. Она столько говорила и писала от любви, что научилась угадывать, какой будет следующая история, едва бросив взгляд на нового героя. Только одной любви она никогда не знала : Безымянной. Той, что не имеет облика, ни запаха, ни вкуса, а только обволакивает исподволь, незаметно, лишая воли и радости. Она видела Безымянную во сне: бледно-желтый цветок на тонком ворсистом стебельке, хрупкий и блеклый, он расцветает в разлуке, — вот всё, что ей было известно. " Как долго живут такие цветы, что яд их делает с человеком?..."

Она зашла в ванную и встала у зеркала, распустив волосы — всё тот же горький шоколад, но уже с полосками серебряной фольги. Она смотрела в зеркало без воли и радости и чувствовала себя бесконечно старой. Весь опыт прожитых лет, все большие и малые любовные истории, составлявшие соль и смысл её жизни, казались ей просто кусками застывшей лавы. Она чувствовала себя слишком старой для того, чтобы менять свою жизнь, и слишком старой для того, чтобы продолжать погоню -за любовью. Ей хотелось покоя, в котором не будет имён, а слова будут просто словами, в котором из одного сердца в другое текут воздушные потоки, и струйки дыма и туман.

Когда подруга постучала в дверь ванной, ответила тишина. За дверью, на кафельном полу, лежала она, и шоколадные волосы вились вокруг неё, как змеи. Безымянная оплела её всю, и бледно-желтые цветы цвели между её пальцев, в полуоткрытом рту и на груди.

@темы: Тонкие ноги ломких женщин, чьи-то цветные взгляды, Горький шоколад

URL
15:16 

Мэри Джонс.



Мэри Джонс ходит в церковь каждую пятницу и каждое воскресенье,
В перерыве между разводом, баром, шоппингом и хотдогом.
Она жертвует десять долларов (не учитывая налоги),
И спешит на таинство исповеди - таинство унижения.

Кэти Смит каждый раз поджидает ее в машине, почитывая роман,
Успевает выкурить пачку, еще треть ломает в руках,
Лечит нервы "Персеном" и четками из старинных греческих драхм.
Кэти хочется, если честно, Мэри прибрать к рукам.

Мэри Джонс выходит из церкви очень дерганная и злая,
Говорит: "Я сама не знаю, зачем я сюда хожу!
Я молюсь-то пожалуй, даже, хуже..." - "Чем я вожу" -
Откликается нервно Кэти, мысленно замирая.

Мэри Джонс заводит машину, опустив стекло до упора,
Говорит: "Этот ушлый пастор нас ославит на всю округу!
Я честна примерно настолько, насколько верна супругу."
"То есть, врешь, не краснея даже" - шепчет Кэти у светофора.

Мэри Джонс посещает церковь за день до заседания,
Мэри Джонс заранее знает, что останется без гроша.
Кэти шепчет: "Не беспокойся, я могу тебя содержать".
Как обычно, ее слова оставляются без внимания.

... Кэти Смит забредает в церковь в ближайшее воскресенье,
Ставит свечку, минуту слушает, как вокруг "Отче Наш" поют.
Кэти очень хочется верить, что Мэри теперь в раю.
Кэти Смит вытирает слезы и спешит на урок вождения.


@темы: Тонкие ноги ломких женщин, чьи-то цветные взгляды

URL
01:15 

Настали белые дни.


Время смотреть в белый лист, неподвижно, сложив ладони на коленях, боясь осквернить белизну косыми буквами своих следов. Я знаю, почему на земле нет снега: он весь у меня внутри, чистейшие, нетоптанные шестигранники, один к одному, под давлением в сорок атмосфер. Наверное, скоро я взорвусь, и снежный вихрь поднимется до самого неба. Что поделать, такая нежность. И бесконечные норковые ласки в ласковых норках; твои прекрасные вялые руки, словно мертвые цветы. Молчи еще, твоя тишина не нарушит моей. Смотри еще, я буду не всегда. Однажды ты срежешь меня, как камыш, чтобы выстелить пол, а пока - смотри.

...Меня пугает белый цвет. Я не боюсь ни белых чайных чашек, ни полотенец, ни белого вина. Лишь белая бумага, и еще та белизна, которая в начале всех концов. Мой страх непобедим, но я надеюсь, что из этой белизны ты сделаешь всё новое для нас: и корабли, и крепостные стены, и овец с облаками, и гипсовые яблоки, и что еще бывает белым. И я шагну в хрустящий новый мир, необжитой, скрипучий, что пахнет только кожей и смолой. Мне нравится заранее такой, хоть я его не видела ни разу.

В твоих глазах - перебродивший мёд, густой и темный, а я любила разные глаза. Такие, что наотмашь били взглядом, но чтоб поили мёдом - никогда. Счастливых лет тебе со мной, моя любовь.

@темы: Тонкие ноги ломких женщин, чьи-то цветные взгляды, Книга Блаженств, Жизнь и Смерть, Энергия и Покой...

URL

Самба белого мотылька

главная