• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: жизнь и смерть, энергия и покой... (список заголовков)
06:51 

24 вида горы Фудзи кисти Хокусая.

"...Я хотела бы провести остаток моих дней на тихом Орегонском берегу. Место не без своих особенностей. Но я полагаю, именно Рильке сказал, что жизнь – это игра, которую мы должны начинать, не узнав хорошенько её правил. Узнаем ли мы их когда-нибудь? И действительно ли это правила?

Вероятно, я читаю слишком много поэзии."



@темы: Жизнь и Смерть, Энергия и Покой...

URL
01:15 

В стеклянных шарах вечная зима.


Возьмешь, встряхнешь... в нем медленно закружится подхваченный вихрем со дна снег, но скоро плотная белая воронка разойдется, опадет хлопьями, и снова очистится тоскливо-неподвижная лазурь. Мгновение-другое еще парят последние бумажные птицы, но и они опускаются вниз. Ватная нега засасывает их. Все кончено, и ставишь шар на место.

Но что-то в нем переменилось. Теперь во внешне неподвижной декорации ты различаешь какой-то смутный зов. Все шары одинаковые. Что бы в них ни изображалось: морская глубь с водорослями и рыбами, Эйфелева башня, Манхэттен, попугай, горный пейзаж или замок Сен-Мишель, - всюду пляшет - сначала быстро, потом все медленнее, - рассеивается и исчезает снег. Перед началом снежной пляски была одна пустота. А после нее... белая пушинка осталась на крыше Эмпайр-стейт- билдинг, неосязаемое воспоминание, которое не унес поток дней. Дно устлано легчайшими лепестками памяти.

Да, у стеклянных шаров есть память. Они безмолвно мечтают о вихре, о вьюге, которая то ли будет, то ли нет. Ведь часто бывает так: поставят их на полку и забудут, забудут о том, что одним движением можно взвихрить в них зимнюю феерию, прервать стеклянную спячку.

Воздух этого мира - вода. Об этом не думаешь, пока вдруг не заметишь повисший в самом верху пузырек. И сразу видишь всё иначе. Нет больше ни голубого апрельского неба за Эйфелевой башней, ни морской глади под килем фрегата. Прозрачность наливается тяжестью; там, за границей сред, течения гуляют в высях. Там одинокие чертоги, сложные лабиринты, неуловимые движения в жидкой тиши. Фон просто выкрашен молочно-голубой краской до потолка. До неба, до поверхности. Слащавая, фальшивая голубизна, тревожная в своей безмятежности, - так, выпадая посреди дня из жизни в послеобеденный сон, чуешь, что вот-вот угодишь в силки судьбы. Возьми в ладони этот мир - шар быстро согревается. Встряхни - и снежный вихрь сметет затаенную угрозу водных токов. И снова закружится снег внутри, в сердце недосягаемой зимы, где порхающая воздушность одолевает силу тяжести. Ласковый снег.

@темы: Пьющие время, Жизнь и Смерть, Энергия и Покой...

URL
01:15 

Настали белые дни.


Время смотреть в белый лист, неподвижно, сложив ладони на коленях, боясь осквернить белизну косыми буквами своих следов. Я знаю, почему на земле нет снега: он весь у меня внутри, чистейшие, нетоптанные шестигранники, один к одному, под давлением в сорок атмосфер. Наверное, скоро я взорвусь, и снежный вихрь поднимется до самого неба. Что поделать, такая нежность. И бесконечные норковые ласки в ласковых норках; твои прекрасные вялые руки, словно мертвые цветы. Молчи еще, твоя тишина не нарушит моей. Смотри еще, я буду не всегда. Однажды ты срежешь меня, как камыш, чтобы выстелить пол, а пока - смотри.

...Меня пугает белый цвет. Я не боюсь ни белых чайных чашек, ни полотенец, ни белого вина. Лишь белая бумага, и еще та белизна, которая в начале всех концов. Мой страх непобедим, но я надеюсь, что из этой белизны ты сделаешь всё новое для нас: и корабли, и крепостные стены, и овец с облаками, и гипсовые яблоки, и что еще бывает белым. И я шагну в хрустящий новый мир, необжитой, скрипучий, что пахнет только кожей и смолой. Мне нравится заранее такой, хоть я его не видела ни разу.

В твоих глазах - перебродивший мёд, густой и темный, а я любила разные глаза. Такие, что наотмашь били взглядом, но чтоб поили мёдом - никогда. Счастливых лет тебе со мной, моя любовь.

@темы: Тонкие ноги ломких женщин, чьи-то цветные взгляды, Книга Блаженств, Жизнь и Смерть, Энергия и Покой...

URL
01:12 

(c)


Оноре де Бальзак выпивал до 60 чашек кофе в день, подстегивал вдохновение.
У него дергался глаз, и он умер в 51 год.

Я не хочу, чтобы мой глаз дергался, и мне не нравится, как пишет Бальзак.
Поэтому я обхожусь 8 кружками имбирного чая , а истории в моей голове куда круче всех его романов.

Вот только он умел переносить мысли на бумагу, а мои теряются на белых страницах.
Но, знаешь, когда-нибудь я научусь, я выплесну из себя все-все-все.
Я научусь писать чувствами.

И, да, я никогда не умру.

@темы: Жизнь и Смерть, Энергия и Покой..., Все женщины ведут в туманы

URL

Самба белого мотылька

главная